Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

А.Тарковский - "Солярис" (1972)



"Я знаю только одно: когда я сплю, я не знаю ни страха, ни надежд, ни трудов, ни блаженства. Спасибо тому, кто изобрел сон. Это единая для всех монета, Это единые весы, равняющие пастуха и короля, дуралея и мудреца. Одним только плох крепкий сон – - говорят, что он очень смахивает на смерть." (Дон Кихот)


"Наука?.. Чепуха… В этой ситуации беспомощны и посредственность, и гениальность. Должен вам сказать, что мы вовсе не хотим завоевывать никакой космос. Мы хотим лишь расширить Землю до его границ. Мы не знаем, что делать с иными мирами… Нам не нужно других миров, нам нужно зеркало. Мы бьемся над контактом и никогда не найдем его. Мы в глупом положении человека, рвущегося к цели, которую он боится, которая ему не нужна… Человеку нужен человек… "  


— А какими для вас были съемки в самом «Солярисе»?

— Сначала Тарковский не утвердил меня на эту роль, сказав, что я слишком молода. И только через несколько месяцев, перепробовав множество актрис, решил снимать меня. Начало съемок совпало с моим днем рождения. Был май, замечательная погода. Мы только разместились в гостинице в Ялте, распаковали вещи и собрались у меня в номере. Позже гуляли по набережной — цвели магнолии, это был потрясающий день. Так счастливо началось мое вхождение в фильм. А потом были достаточно мучительные и непростые съемки. Роль требовала полной самоотдачи и самоотречения, я тяжело работала, не все получалось сразу. Тем более у меня были драматические, сложные отношения с Андреем Арсеньевичем, была юношеская влюбленность в него, которая привела меня почти к краю бездны. Я снималась в 19 лет, будучи замужней женщиной. Тогда мне казалось, что я люблю своего мужа, но вдруг пришло осознание, что я полюбила Андрея Арсеньевича. У него были ответные чувства, и скрывать это было очень сложно, но мы были семейными людьми и ни о каком совместном будущем не могло быть и речи. Это сейчас я все рассказываю так спокойно, а тогда… Я хотела или все или ничего. Резала себе вены, это был очень сложный период в моей жизни!

— Что помогло справиться с чувствами?

— Пошла в церковь и покрестилась, в Переделкинский храм. Тогда поняла, что за помощью нужно обратиться к Богу. Были застойные 70-е, я могла стать невыездной. Но после крещения стало намного легче, боль отступила.

— «Солярис» имел огромный успех. Как почувствовали славу?

— Хотя в СССР фильм прошел тяжелый путь, в мире он срывал овации. Я была в пятидесяти странах на премьерах, и в Каннах лента получила приз жюри. Помню, мы с ужасом прислушивались к дыханию зала: поймут ли? И действительно, первую часть публика смотрела не очень внимательно. А по окончании фильма раздались дружные овации и началась основная пытка — нас окружила плотная толпа журналистов и фотокорреспондентов. «Терпи», — прошептал Андрей Арсеньевич. Почти теряя сознание, поддерживаемая Тарковским и Банионисом, я кожей ощущала натиск людских волн, едва сдерживаемый полицией. Журналисты дружно кричали: «Смайл! Улыбнись!». А когда мы приехали с этой картиной в Рим, Федерико Феллини пригласил нас в свой офис. И я была свидетельницей встречи двух необыкновенных режиссеров. Федерико так добродушно, похлопывая Андрея Арсеньевича по плечу, сказал: «Андрюша, ты гений! Ты снимаешь гениальные фильмы, только очень длинные, я ни один не досмотрел до конца!». У Тарковского поднялись брови: «А ты что, короткометражки снимаешь? Но я твой «Амаркорд» досмотрел». (Длительность «Соляриса» — 165 минут, «Амаркорда» — 127. — Авт.). На что Феллини ответил: «Ты не сердись. Мы оба гении!» И такое было общение отличное, что в конце беседы Тарковский толкнул меня в бок, поднял вверх большой палец и сказал: «Во, мужик!»

— Но после такого успеха нужно было сниматься дальше, сложно было?

— Когда на премьеру «Соляриса» пришел мой отец, он сказал: «Что же ты теперь будешь играть, дочка?». Он понимал, что я очень рано сыграла потрясающую, уникальную роль у великого режиссера. После этой работы меня завалили предложениями, но все это было не то. Я отказывалась, но через три года снова улыбнулась удача — я снялась в удивительном фильме «Звезда пленительного счастья» в роли Марии Волконской.